Почему женщины так трудно прощают обиды?

24
Почему женщины так трудно прощают обиды?

Одну хорошую девушку обидел важный для неё человек. Он знал, что был не прав. Раскаялся, попросил прощения — и не один раз, а она всё равно будто мимо него смотрит. «Неужели так сложно взять и простить!?» — в отчаянии воскликнул мужчина…

В поисках ответа

Она подняла глаза — цвета неба вперемешку с болью — и честно сказала: «Сложно, я стараюсь, но пока плохо получается. Нужно время». И пропала, то есть исчезла из поля зрения, не писала, не звонила сама и не отвечала на звонки. Мужчина очень хотел вернуть девушку, поэтому слал отчаянные сообщения: «Мы должны пережить это вместе, не отдаляйся, мы найдём выход».

На его беду девушка была умной, наблюдательной и начитанной. Она знала, что на самые важные в жизни вопросы ответы нужно искать самостоятельно. Эти ответы могут быть не похожи на мнения других людей, главное, чтобы они подходили именно тебе. Ведь бывает так, что люди делают всё, как учат профессионалы и просто бывалые, но результат не нравится: не живётся в чужой картинке мира. А тут на кону немало: простить или не простить. И если простить, то как? А если нет — скоро ли пройдёт эта гнетущая тишина, от которой закладывает уши?

Девушка искала свой ответ. Заодно смотрела по сторонам и в книги: их авторы, кажется, знали больше.

«Всё понять — значит простить»

Первым «высказался» Лев Николаевич Толстой. Бородатый классик по-отечески взглянул из-под косматых бровей и напомнил: «Всё понять — значит простить». Хорошая мысль.

Вот живёт себе семейство, допустим, Даша и Петя. Даша очень любит Петю, но иногда мечтает измельчить его в клочки и развеять по ветру. Например, когда Петя кладёт свои носки на тумбочку. Или рядом с ней. Или… В общем, куда угодно, только не в корзину для белья. Даша который год пытается приучить Петю к порядку, он старается, но потом опять срывается в носочный хаос… Даша уверена, что он нарочно так делает, подталкивая её к разводу.

Однажды Даша пожаловалась свекрови, мол, что-то не так с Петей и бельевой корзиной, почему он обходит её стороной? Свекровь хмыкнула, мол, гнев тапком не раздавишь. И открыла маленькую семейную тайну: Петин папа вообще «хранит» носки в углу комнаты, где пылятся гантели.

Свёкор приходит с работы, переодевается, снимает носки и сворачивает их в аккуратную «гулю», затем относит в угол и кладёт рядом с гантелями. Конечно же, раньше Петина мама боролась за папу, перемещала носки и гантели, как ориентир, устраивала скандалы и даже грозилась уйти жить к своей маме. Но как-то раз расплакалась от бессилия, дескать: «Ты специально меня изводишь». А растерянный папа опроверг: он не специально, он на этом вырос — его отец тоже в уголке оставлял носки возле торшера. Так легче искать спросонья утром, мужчинам ведь крайне важно быть привязанными к «точке на карте»… И мама смирилась.

После откровения о носочной «династии» Даше тоже полегчало. Мало ли какие привычки с детства у людей. Она вон сгущёнку солёным огурцом закусывает: однажды увидев, Петя ужаснулся, попробовал — плевался. А Даша смеялась: она со студенческих времён этот «деликатес» уважает. Петя вздохнул: «Понимаю. Сам в общаге ел колбасу с вареньем».

…Лев Николаевич, конечно, прикрыл бы глаза бородой от стыда, узнав, как его цитату «пристегнули» к носочной истории. А чего стыдиться? Сам сказал «всё понять»: всё значит всё, и носки тоже. Какая разница, какое именно непонимание рушит любовь — лишь бы успеть спасти чувство.

Девушка долго ломала голову, всё ли можно понять — и всё ли объяснить. Неряшливость — это, прямо сказать, мелочи жизни. А вот, допустим, как «оправдать» ложь? Или измену? Как вообще с ними «работать», если обида берёт за горло?

Простить, чтобы спасти себя

На белом свете живёт другая хорошая девушка. Много лет она любила, жертвовала, заботилась, а её предали. Цинично и жестоко, на её мольбу «как ты мог» мужчина с мёртвыми глазами сказал: «Вот так. Если можешь, прости». По тону было понятно: в принципе, можешь и не прощать, наплевать. И вот тут-то шок и недоумение сменилось обидой.

Дальше всё шло по известному сценарию — «сначала она долго плакала, а потом стала злая». Девушка вытерла слёзы, накрасила губы, надела сногсшибательное платье и сказала отражению в зеркале: «Никто не должен догадаться, как тебе больно». И пошла кружить головы мужчинам и разбивать им сердца. Попутно давала жару барышням, потому что одна из их числа приложила руку к тому самому предательству…

Девушка не раз заводила романы. Мужчины теряли рассудок, предлагая разные приятные вещи, в том числе замуж и семью, но получали надменный отказ. Они обижались, и ей казалось, что своими обидами они выкупают её прошлые слёзы. Но однажды встретился тот, который заглянул глубже. И не обиделся, а спросил, кто девушку так ранил в прошлом…

Она оскорбилась — ведь никто не должен догадываться, что её сердце разбито. А проницательный человек продолжил: как ни горька была обида, нужно простить — в первую очередь ради себя. Ведь что такое, по сути, обида? Это ущерб, увечье, рана. Пока жива обида — рана открыта. Она кровоточит, мешает спать, ноет на непогоду. Изувеченный теряет силы, слабеет, не может думать ни о чём, кроме боли и о том, кто её причинил. Он не живёт и даже не выживает, а медленно умирает от условной кровопотери. Чтобы рана затянулась, её нужно закрыть, прощение и есть то самое лекарство от обескровливающей обиды…

Эта история со счастливым концом, хеппи энд, случилась не сразу: «мстительница» прошла долгий путь. Но есть и хорошие новости: если навык прощения тренировать, всё получается легко, а с ним куда проще жить.

Опыт подруги по несчастью обнадёжил нашу хорошую девушку: свет в конце тоннеля есть. Не всё можно понять и объяснить, но прощать можно и нужно всегда — сначала, чтобы воскреснуть самой. А вот удастся ли восстановить отношения — вопрос второстепенный.

Другой от слова «друг»

Первое правило в любом трудном деле гласит: если невыносимо — отвлекись. Девушка занялась спортом, ходила в танцевальную студию, каталась с друзьями на коньках. Старалась заполнить каждую минуту, чтобы не думать о некогда важном человеке. Иногда получалось, иногда нет. Она рассказала близкой подруге, а та вдруг ответила: «История очень некрасивая, но это не трагедия. И вообще — пока все живы и здоровы, всё можно исправить. Это как в кино: пока не пошли титры, рано уходить из зала».

Наша героиня хотела обидеться, что её боль не очень-то оценили, но… ей вдруг и самой показалось, что всё не так уж страшно. В конце концов, он тоже переживает. И да, разумеется, она переборщила с драматизмом. Тогда кипели страсти, а сейчас даже неловко.

А ещё она в тот вечер думала, что важный человек, в общем-то, ничего криминального не сделал. Он сделал то, что она не одобряла. Раньше всегда слушался и подчинялся, а тут вдруг выкинул фортель, который стал из тайного явным.

Бессонной ночью девушке вдруг подумалось, что она тоже позволяла себе вещи, которые не одобрил бы другой человек. Прыгнула с парашютом, хотя он заклинал этого не делать. Уехала с подружками к морю, а он остался без отпуска, скучал и злился, но ни словом не попрекнул.

Ближе к утру девушке показалось, что он принимал её целиком, полностью и мирился с её недостатками, не выдвигая условий. Кажется, это и называется любовью. Где-то она слышала мудрую фразу: «Любить кого-то по-настоящему — значит дать этому человеку право быть непохожим на вас».

«А что было потом?»

Прошло много дней и ночей, прежде чем хорошая девушка научилась думать о важном человеке без боли и гнева. Вдруг захотелось услышать его, увидеть, поговорить. Ощущение было новым — и пугающим. А вдруг снова захлестнёт жгучая волна невысказанных обид? Или хуже того — она ощутит холодное безразличие, говорят, так бывает. А может, за это время он успел охладеть? Так ведь тоже бывает…

Она отправилась на девичьи форумы, нашла укромный уголок и углубилась в чтение. Девы дружно линчевали барышень, которые простили все обиды и продолжили общение с супостатом. «Гордости нет! Он так и продолжит о тебя ноги вытирать! Надо было наплевать и забыть, а ещё лучше — отомстить!» — надрывались анонимные советчицы.

Хорошая девушка зыбко поёжилась — ну их, этих воительниц, лучше послушать уравновешенных людей. Одно мнение не оставило надежды: «Если ты простил человеку всё, значит, с ним покончено». С одной стороны, здорово: больше никто не властвует над мыслями, не злит и не является в плакучих снах. С другой — беспросветно, будто похоронить при жизни. Особенно расстраивал тот факт, что мнение озвучил известный австрийский мужчина Фрейд, которого величают отцом психоанализа.

А потом на глаза ей попался другой текст — не столь знаменитого мужчины, но куда интереснее. Он говорил, точнее писал, что цена качественных отношений — смерть. Условная, слава Богу. Мы проходим разные этапы, мы рождаемся любящими и ценящими. «Умерев» как пара, замкнутая друг на друге, мы рождаемся как семья, готовая принять в дуэт третьего — маленького и беззащитного. И так постоянно, весь путь вдвоём, переживаем цепочку символических смертей и рождений для новой миссии.

Девушка понимает, что её прежней — вспыльчивой, контролирующей, эгоистичной — больше нет. И ей хочется «воскреснуть» — обновлённой внутри, но в составе прежнего дуэта. Надо только убедиться, что важный человек по-прежнему с ней заодно.

ТекстМарта Прелесная