Красоту не испортишь

13
Красоту не испортишь

Когда что-то не получается, мы виним себя и стремимся измениться, порой кардинально. И тут-то важно не сделать глупость и вовремя остановиться. Ещё лучше, если рядом окажется тот, кто разубедит. Как оказалось по последним опросам — уж не знаю, кого и кто там опрашивал — профессия врача нынче самая популярная. Хм-м. Может, и популярная у тех, кто ещё только учится, а когда хлебнёт на передовой, то взвоет, да поздно менять коней на переправе.

Я свою профессию люблю — а куда деваться, уже столько лет проработала. Свернула в сторону административной должности, так что обзавелась статусом заместителя главного врача. Да вот только парадокс — врач я дел сердечных, то есть кардиолог, но в самих этих делах сердечных, то бишь любовных, оказалась не сильна. Работа, профессия, карьера… Но однажды оглянулась — мне 40 лет, а за спиной — ни мужа, ни детей, ничего…

В общем, собрав волю в кулак и поставив себе цель выйти замуж, я осмотрелась. Ну, пациентов в расчёт не стала брать, ни к чему мне муж-сердечник, да и коллеги тоже не вариант — молодые не по мне, а кому 40 с плюсом, те либо женаты, либо в разводе с выводком детей, либо не в моём вкусе.

В общем, осмотр близкого окружения показал бесперспективность, и я загрустила. Правда, на работе грустить особо некогда — вызвали в реанимацию, мол, поступила женщина пенсионного возраста, ситуация непростая.

Обсудили, решили подождать, посмотреть состояние в динамике. Возвращаюсь к себе, у кабинета сидит мужчина, на вид лет 50, подтянутый. «Вы ко мне?» — спрашиваю. Он кивает: «Да, здравствуйте, я по поводу пациентки, поступившей сегодня. Как она?» — «Я направила его к лечащему врачу».

Надо сказать, в рабочих хлопотах мысль «А мужчина-то хоть куда!» запоздала бесповоротно. И я снова расстроилась. На выходные подруга, видя моё состояние, потащила развеяться.

И я рассказала о наболевшем. А Юлька мне: «Подруга, так, может, тебе что-нибудь в себе кардинально изменить? Глядишь, и жизнь круто повернётся». Я усомнилась: «А ты уверена, что перемены будут к лучшему?»

Тут Юлька тоже нахмурилась, и мы больше не поднимали эту тему. Но, как это часто бывает, зерно посеяно, плоды всходят, жди урожая.

Через неделю урожай созрел, я всё чаще стала приглядываться к себе и находила изъяны: то уши торчат не так, то морщин стало больше, то нос какой-то крючковатый, то второй подбородок вроде как наметился, особенно если голову на манер индюка опустить. В общем, одни недостатки — понятное дело, кто ж на такое позарится!

Юлька уже и не рада была, что предложила. «Дорогая, — пыталась она меня остановить, — я же имела в виду спорт, новый стиль в одежде, хобби какое-нибудь, а не замену носа, ушей и прочих составляющих твоего тела». Но услышана она не была.

Однажды, где-то через полгода, мы с Юлькой гуляли по торговому центру и встретили бывшую одноклассницу Дашку. Выглядела она отлично, так что рядом с ней я почувствовала себя тёткой. Дашка хвасталась, что сделала там какую-то подтяжечку, лёгкую и безболезненную, потому что доктор просто золото, и всё в том же духе.

Жадничать не стала и поделилась контактами. «Ой, девочки, вы просто на консультацию сходите, — складно пела Дашуля, — если ещё скажете, что от меня, то консультация будут бесплатно».

Это уже потом я узнала, что Даша была, как говорится, в доле. Но в тот момент идея с бесплатной консультацией мне показалась заманчивой, и я решила сходить.

Был у меня один изъян, который ещё с детства не давал мне покоя, и хотя я с ним смирилась, но, видимо, пришло время, и старые раны моей самооценки дали о себе знать. Мои уши. Вернее, одно ухо. Оно было очень заострённым и бросалось в глаза. Так что мне приходилось прикрывать его волосами.

Отговаривать Юлька меня не стала.

И вот настал час икс. Пришла я, сижу в коридоре в ожидании приёма. Вдруг рядом кто-то садится. Я внимания не обратила. Слышу: «Здравствуйте, Александра Валерьевна».

Повернулась, а это тот самый пятидесятилетний сын бабули из реанимации. «Здравствуйте», — отвечаю. Имени его я не помнила, но он тут же исправил положение: «Я к вам маму привозил с инфарктом, меня Андрей зовут. Не помните?»

Я кивнула: «Помню. Но можно просто Александра». Он улыбнулся и спросил: «А вы тут кого-то ждёте?» Призналась, что на приём пришла, а чего врать-то. Андрей удивился: «Неужели хотите что-то в себе изменить?» Я кивнула. А он осмотрел меня и говорит: «И что же? А то я теряюсь. В вас же всё прекрасно!»

Я засмеялась и приподняла прядь волос: «И это?» Тут уж он рассмеялся: «Как мило! Да вы — эльф!» Я фыркнула. Но он запротестовал: «Вы даже не представляете, сколько молодых людей хотели бы такой, по-вашему, дефект! Я преподаю в вузе, у меня столько студентов этим болеет!»

Слово за слово, и я почувствовала себя красавицей, которой ничего не нужно в себе менять. «А вы тут зачем?» — пришёл мой черёд спрашивать. Андрей погрустнел. Ну вот, может, человек решил удлинить себе нечто важное, а я с расспросами полезла.

Андрей вздохнул: «Три месяца назад мы с женой в аварию попали, она погибла, а у меня жуткий шрам на спине остался, вот я и решил его отшлифовать. Представляете, она хотела развестись, но оставила меня вдовцом».

Надо было как-то спасать ситуацию, и я брякнула: «А знаете, вам тоже ни к чему эта консультация. Шрамы украшают мужчину». Андрей улыбнулся: «Ну, так пойдёмте отсюда куда-нибудь в ресторан, и отметим нашу с вами уникальность!»

«А идёмте!» — согласилась я, как и на все его последующие предложения.

ТекстЕвгения

Оставить комментарий:

Please enter your comment!
Please enter your name here