Подарок судьбы

169
Подарок судьбы


О своём отце я не знала ничего. В доме хранилось лишь несколько пожелтевших фотографий, на которых моя молодая, очень счастливая мама обнимала высокого черноусого мужчину. Он был похож на джигита со старой чеканки — такая висела на стене в доме моей бабушки.

А мама умерла, когда я была студенткой. Я знала, что они с отцом не были женаты, что отец уехал на Северный Кавказ почти сразу после моего рождения. Дело в том, что у него там была невеста, и его ждали, он не мог нарушить обещания. У каждого народа свои традиции, но некоторые их строго придерживаются. Не принято у них отказываться от данного слова, и жениться нужно только на «своих». Мама всегда говорила об отце хорошо, ни разу я не услышала упрёков в его адрес. Видимо, и правда она была влюблена в черноусого красавца-джигита.

После того расставания мама так и не вышла замуж. Растила меня одна. Мне было хорошо с ней, мы всегда были вместе. Подолгу гуляли, разговаривали, мама мне много читала. Я не чувствовала себя в чём-то ущемлённой. Единственное, чего мне всегда не хватало, так это брата или сестры. Всё равно, старших или младших. Бывая в домах своих подружек, я всегда завидовала не красивым платьям и дорогим куклам, и даже не тому, что у них были отцы. Нет, я завидовала Люсе, у которой был старший брат, и Наташе, потому что у неё была очаровательная маленькая сестрёнка, и мы вместе катали её в коляске по двору.

— Что поделаешь, доченька, — вздыхала мама, когда я рассказывала ей об этом. — Я вот тоже одна выросла, нет никого в целом свете, кроме тебя. Зато ты у меня — самая лучшая.

Давно уже нет на свете мамы, а я часто вспоминаю её слова, но не устаю повторять своим взрослым детям:

— Рожайте не одного, а хотя бы двоих-троих детей. Я буду помогать, пока силы есть. Рожайте, воспитывайте, и вам, и вашим детям будет лучше, если они будут знать, что у них есть близкие люди, кроме родителей.

Сын и дочка давно имеют свои семьи, у них, правда, только по одному ребёнку. Часто думаю о том, как было бы хорошо, если бы они могли играть со своими двоюродными и троюродными братиками и сестричками.

И вдруг однажды вечером, зайдя на свою страничку в социальной сети, я обнаружила сообщение от незнакомого человека. Начала читать первые строчки, и в глазах у меня потемнело.

— Миша… — слабым голосом позвала я мужа.

— Что случилось? — он даже испугался. — Валя, ты так побледнела. Тебе плохо? Водички?

— Нет, не надо. Читай, — я кивком головы указала на монитор.

Не очень хорошим русским языком некий Джамал писал мне, что в Дагестане у меня, оказывается, имеется родня по отцу. Писал, что они долго меня искали, потому что знали только девичью фамилию.

— С ума сойти…

Миша перечитывал сообщение снова и снова.

— Валя! У тебя восемь… восемь братьев!

— Не может быть… — прошептала я. — Это какая-то ошибка. Меня перепутали с кем-то. Так не бывает.




— Смотри! — муж лихорадочно принялся нажимать на клавиши, увеличивая фотографии на странице Джамала. — Разве это не твоя мама? У тебя есть точно такие же фотографии, я помню, ты показывала.

И точно: с монитора на меня смотрели до боли знакомые мамины глаза, а рядом с ней с гордо поднятой головой красовался высокий джигит.

— Как звали твоего отца? Мама тебе говорила? — сильно волнуясь, спросил муж.

— Да… — я закрыла глаза, — Руслан.

— Давай спросим у Джамала. Он сейчас как раз в сети…

Мы с Мишей принялись наперебой нажимать клавиши, торопясь и мешая друг другу. Скоро мы выяснили, что никакого недоразумения нет. Джамал действительно мой родной брат по отцу, самый старший из восьми, которые родились у папы в браке с Гульнарой. Джамал родился на свет через два года после меня.

Сказать, что я была потрясена, значит не сказать ничего. Всю свою жизнь, почти сорок лет, я жила с уверенностью, что, кроме мамы, а потом детей и внуков, у меня нет родных на всём белом свете. Мамин любимый, подарив ей ребёнка, то есть меня, просто исчез, испарился, будто его и не было. Ни разу она не получила от него весточки! И я привыкла считать, что его просто нет. Надеяться я привыкла только на себя, и только выйдя замуж за Мишу, узнала, как это бывает, когда рядом есть крепкое мужское плечо, когда о тебе заботится любящий мужчина, оберегает от проблем и неприятностей. А тут вдруг сразу восемь братьев!

Джамал написал очередное сообщение и предложил пообщаться в скайпе. И я, поколебавшись, согласилась. Сердце колотилось, как сумасшедшее, и я не узнала свой голос, когда заговорила с появившимся на экране симпатичным темноволосым мужчиной.

— Здравствуй, Валя! — хрипло произнес он, и на глазах его показались слёзы. — Здравствуй, сестра… Если бы знала, как долго мы тебя искали!

Конечно, я сразу расплакалась. Джамал с экрана, а Миша рядом стали меня утешать. Наконец, более или менее успокоившись, мы смогли разговаривать. Джамал сбивчиво рассказал мне всю историю. Оказывается, отец умер несколько лет назад, а перед смертью поведал своим детям, что в небольшом городке под Краснодаром, возможно, живёт их родная сестра. На Кавказе очень трепетно относятся к родственным связям. Тем более, папа чувствовал большую вину за то, что бросил нас с мамой, столько лет не давал о себе знать и ничем не помогал. Вот и рассказал об этом своим детям на смертном одре.

— Сестрёнка… — Джамал говорил дрожащим голосом и то и дело вытирал глаза. — Ты похожа на папу. Представляешь, мы, все восемь сыновей, похожи на мать, и только ты одна — вылитый папа, только ещё красивее. Даже если бы я не знал твоего имени и фамилии, я бы сразу понял, что ты моя родная сестрёнка.

Всю ночь я не сомкнула глаз. Ворочалась, вставала, пила воду, выходила на балкон и глубоко вдыхала свежий весенний воздух. Миша тоже не мог уснуть, всё повторял:

— Нет, ну надо же! Валечка, я так рад за тебя.

Дети, узнав наши новости, сначала не поверили, тоже засомневались. Но Джамал продолжал общаться со мной по скайпу каждый день, и постепенно мы восстановили все события и убедились, что никакой ошибки быть не может.

— Он всю жизнь хранил фото твоей мамы, — сказал Джамал. — Хотя был очень хорошим мужем нашей маме, а нам — прекрасным отцом. Никто не виноват, что так сложилась жизнь, прости его и нас.

— Я давно уже простила, — вытирая глаза, отвечала я. — Ни в чём он не виноват.

Через неделю постоянных разговоров по скайпу Джамал твёрдо сказал:

— Мы должны увидеться. Когда ты сможешь приехать? Мы все тебя ждём с нетерпением, очень хотим встретиться.

— Не знаю… — нерешительно ответила я. — У меня работа.

— Возьми отпуск! Такое событие — семью нашла, разве это не повод?

Поговорив на работе, я оформила отпуск на начало мая, а уже на следующий день Джамал прислал мне два электронных билета на самолет: у сына и у дочери не было возможности отправиться со мной, поэтому решено было, что пока полетим мы вдвоём с Мишей.

Встречали нас, как особ королевских кровей. Восемь красавцев-джигитов стояли в ряд, не сводя с нас глаз. Потом один из них крикнул:

— Валя! — и все ринулись к нам.

Мы с мужем тут же были засыпаны цветами, зацелованы, затисканы. Сквозь строй братьев, смеясь, пробились две милые женщины:

— Валя, здравствуй! Да подождите вы, не толкайтесь, нам тоже хочется познакомиться с нашей золовкой! Валя, я Амина — жена Джамала.

— А я — Зухра, жена Данияла, — застенчиво представилась вторая женщина, по виду чуть старше моей дочери.

Я смеялась и плакала, мне казалось, что всё происходит во сне. Нас с комфортом, на новеньком угольно-чёрном джипе, домчали до посёлка в горах, где жили все мои родственники. Встречать нас высыпала целая толпа. Как оказалось, меня ждали не только родные, но и двоюродные братья со своими жёнами и детьми. Запомнить все имена сразу было просто невозможно, у меня голова шла кругом.

— Ничего, — успокаивала меня Амина. — Поживёте немного с нами, привыкнете, со всеми познакомитесь. У нас хорошая семья, все друг за друга горой. Поэтому мы так обрадовались, когда нашли тебя, Валечка. Видишь, у Джамала все братья — и родные, и двоюродные, девочек нет. А им всегда хотелось сестрёнку.

— Амина, спасибо! — со слезами отвечала я, сжимая её руку. — Мне так не хватало братьев, я всю жизнь тосковала и завидовала тем, у кого много родных.

Мы прожили у родственников две недели, которые пролетели, как два часа. Не успели даже толком наговориться. Братья оказались очень состоятельными людьми, они занимались оптовой торговлей, держали огромную ферму, младшие владели авторемонтной мастерской. Словом, работали много, но зато и нужды ни в чём не знали. Мне сразу накупили много золотых украшений. Я начала было отказываться, но Зухра шепнула:

— Не отказывайся, Валечка, ребята обидятся, они так давно об этом мечтали. Все женщины нашего рода всегда носили много золота, это знак того, что рядом с ними достойные мужчины. — И мне пришлось послушно примерять серьги, кольца, цепочки и браслеты до тех пор, пока я не запросила пощады:

— Ребята, хватит! Спасибо, мне ужасно приятно, но я не привыкла носить столько украшений.

Потом меня одевали — дарили шубы, платья, костюмы. Сначала я очень смущалась, но братья и их жёны вели себя так сердечно, так искренне, что я быстро почувствовала себя по-настоящему родной для них. Уезжали мы со слезами — так не хотелось расставаться с только что обретёнными родными. Братья наняли для нас такси. Для меня это было полной неожиданностью, я думала, что мы приедем в аэропорт и купим билеты.

— Зачем самолет, ты же сказала, что боишься летать, — ласково сказал Даниял, второй после Джамала братик. — Водитель опытный, наш друг, довезёт вас хорошо, а по дороге посмотрите, как красиво в наших краях.

— Спасибо вам, спасибо, ребята! — повторяла я. — Спасибо, Аминочка! Зухра, милая, спасибо за всё!

— Теперь вы к нам приезжайте, — пригласил Миша. — Обязательно! В любое время. Помните — мы вас ждём!

— Приедем обязательно, — ответил Джамал. — Нам теперь нельзя теряться. Не всё сразу, конечно — вам неудобно будет. Осенью приедем мы вдвоём с Аминой, а потом другие…

Так я нашла семью. Конечно, наша жизнь круто изменилась. Теперь я чувствую себя в сто раз больше любимой: мои братики не дают забыть об этом. На мой день рождения, например, я получила от них с курьером столько роз, что букеты пришлось расставлять в вёдра. Ими была заполнена вся наша небольшая квартира!

— Лучше бы денег прислали, — заметила практичная невестка Светлана.

— Света, как тебе не стыдно! — возмутилась я. — Они и так столько подарков вам всем передали, столько всего накупили. И вообще, причём здесь деньги? Думаешь, я бы больше обрадовалась деньгам? Они мне прислали розы. Мои любимые — красные, цвета любви!

Теперь я по-настоящему счастлива. У меня и раньше всё было прекрасно — любимый муж, хорошие дети, обожаемые внуки. А теперь… Теперь моя семья стала намного больше. И как я жила без них?!

ТекстВалентина



Оставить комментарий:

Please enter your comment!
Please enter your name here

семнадцать + четыре =