Решила — будь что будет

92
Решила — будь что будет

Возвращаясь от подруги поздно вечером, я вызвала такси — не идти же пешком среди ночи. За рулём сидел симпатичный молодой мужчина, и я сразу ощутила на себе его заинтересованный взгляд.

— Далеко ехать? — спросил водитель негромко.

— Ох, далеко, — вздохнула я, усаживаясь рядом с ним и поправляя юбку. — Давайте сразу назову адрес, а то ещё откажетесь меня везти…

— Ну что вы! — возмутился он. — Неужели я вас высажу посреди ночного города…

Мы сразу разговорились с Андреем, так звали водителя. Удивительно, но я болтала с ним, как с давним добрым знакомым, хотя вот уже год после тяжёлого развода с мужем не могла даже смотреть на мужчин.

Вот и в тот вечер я ушла от подруги, не попрощавшись, «по-английски». Потому что одновременно со мной она, оказывается, пригласила своего коллегу, чтобы нас познакомить.

— Тебе, Вероника, нужно больше общаться, знакомиться с новыми людьми, улыбаться, кокетничать, а то ты скоро вообще одичаешь, — неодобрительно говорила мне Люся, наблюдая, как я день за днём храню серьёзное и холодное выражение лица, не подпуская к себе ни одного мужчину.

— Ну и пусть, — равнодушно отвечала я, — даже смотреть ни на кого не хочется, знаешь, все они одинаковые…

— Просто тебе не повезло, — Люся осторожно гладила меня по руке. — Один раз обожглась, так что же теперь, всех обвинять?

Я понимала, что она права. Да, именно не повезло.

Вышла замуж я по огромной любви, не обращая внимания на предупреждения друзей и тревожные «звоночки». А потом оказалось, что «игра идёт в одни ворота». Муж не видел во мне человека, позволял себе всё, что хотел. А я верила ему слепо. Не слушала никаких «доброжелателей», отвадила от себя всех друзей и подруг, жила только домом, семьёй. А когда пелена с глаз упала, уходить куда-то было уже поздно: родился сын.

Потом… Наверное, привыкла. Привыкла к постоянным подлостям за спиной. Жили как соседи по коммунальной квартире. Иногда ругались, иногда мирились, иногда мне приходилось в слезах убегать к подругам, потому что благоверный приводил домой очередную «коллегу по работе». Благо, сын к тому времени стал взрослым, жил отдельно. Он всегда был на моей стороне и уговаривал уйти от отца.

Но последний случай вывел меня из себя. Муж развлекался с очередной длинноногой блондинкой, а я «не вовремя» вернулась домой и была послана в грубой форме. Дожидаться, пока меня окончательно втопчут в грязь, я не стала. В тот же день подала на развод, размен квартиры и раздел имущества.




Сколько помоев он вылил на меня в суде! Сколько гадостей сказал! Но я не опустилась до базарной склоки, терпеливо дожидаясь окончания судебного заседания. Поскольку сын у нас уже совершеннолетний, развели без проблем. За квартиру только пришлось побороться. Но всё-таки моё упорство и терпение сделали своё. Я осталась в прежнем жилье, подаренном на свадьбу моими родителями, а муженьку пришлось уйти. Но перед уходом чего только не было… И запугивания, и битьё стекол, и мои разрезанные платья в шкафу, и вылитая в постель бутылка красного вина. Словом, напакостил, как мог, а напоследок нанял каких-то уродов, которые избили меня в собственном подъезде.

Так что после такого расставания у меня появилась стойкая аллергия на всех представителей «сильного» пола. Я шарахалась от них, надев на лицо непроницаемую маску Снежной Королевы, и отметала малейшие попытки завязать со мной знакомство. А тут… Симпатичный, вежливый водитель почему-то не вызвал во мне отторжения. Я с удовольствием болтала с ним, рассказывала что-то и даже смеялась. Не мог же бокал вина, выпитый у Люси, произвести на меня такое действие.

— Вероника… А почему бы нам не встретиться?

Я очнулась от воспоминаний. Машина стояла возле моего подъезда. Андрей тихонько дотронулся до моей руки и повторил вопрос.

Встретиться… Я посмотрела на освещённое фонарём юное лицо… — Андрей… — медленно, обдумывая каждое слово, произнесла я. — А вы знаете, сколько мне лет?

— Да какая разница. Я понимаю, что вы старше. Но разве это имеет значение, если вы мне ужасно понравились? Вероника… Не отказывайте, прошу вас. Давайте просто пообщаемся. Завтра вечером вы свободны?

— Андрей, а если не секрет, вам-то сколько лет? Двадцать пять?

— Двадцать шесть… — с неудовольствием ответил водитель. — Это недостаток, вы считаете?

Я сначала рассмеялась. Ничего себе, разница — двадцать шесть и сорок один. При большом желании он мог быть моим сыном. А потом чуть не расплакалась. Ну как тут быть? Понравился он мне просто до головокружения. Решила — будь что будет! Встречусь, пообщаемся, а там посмотрим… Не замуж ведь я собираюсь за него выходить.

Но вскоре мне пришлось пожалеть о своей нерешительности. Уж лучше бы я сразу отказалась от встречи и озвучила свой возраст. А так… Мы виделись с Андреем каждый день, проводили вместе много времени, и влюблялась я всё больше и больше. На всплывший однажды вопрос о возрасте (а он всё-таки возник, что вполне понятно) я игривым тоном ответила:

— Тридцать два!

— Господи, ты выглядишь на двадцать… — не отрывая взгляда, пробормотал Андрей.

Конечно, на двадцать я не выглядела. Просто старалась грамотно себя подать — не появлялась перед ним при ярком свете, покрывала лицо тональным кремом, просыпалась на полчаса раньше, чтобы любимый не видел меня неухоженной. И Андрей, судя по всему, нешуточно влюбился в меня.

Несмотря на молодость, Андрей оказался серьёзным, надёжным и взрослым мужчиной. Не раз и не два складывались ситуации, при которых я могла в этом убедиться. А потому, когда он сделал мне предложение, я растерялась. С одной стороны, я любила Андрея, и лучше, чем он, найти себе мужа не могла. А с другой… Придётся ведь «рассекретиться», и он узнает, что я на пятнадцать лет старше его.

Но, похоже, Андрей уже настолько привык ко мне, что вообще не замечал никакой разницы. Однажды он позвонил мне на работу и пригласил на ужин:

— Я хочу познакомить тебя со своей мамой…

Меня охватил ужас. Сколько лет его маме? Она, наверное, сразу меня раскусит…

— Перестань паниковать! — прикрикнула Люся. — Выглядишь ты отлично. Постарайся сесть спиной к свету. Распусти волосы. И надень то платье с белым воротничком, оно тебе очень идёт и молодит. А потом… Даже если мама будет иметь что-то против тебя, решать всё равно ему. А он, насколько я понимаю, от тебя не откажется.

С бьющимся сердцем я встала из-за столика навстречу женщине.

— Мамочка! — вскочил Андрей. — Познакомься, это Вероника…

Ужин прошёл довольно спокойно, хотя есть я почти не могла — очень волновалась. Анна Витальевна вежливо поддерживала беседу, задавала вопросы, а я каждую минуту обливалась холодным потом, боясь как-нибудь выдать свой настоящий возраст. Впрочем, мои манёвры никого не обманули. Прощаясь, мама Андрея наклонилась ко мне и тихо сказала:

— Я надеюсь, Вероника, что вы всё-таки ещё раз обдумаете своё решение. Возможно, вам больше подошёл бы мужчина вашего возраста.

Я вспыхнула и негромко ей ответила:

— Можете мне поверить, дороже Андрея у меня никого нет, и не будет.

— Но ведь у вас сын почти такого возраста? — прищурилась Анна Витальевна.

Господи, она наводила обо мне справки! Ведь даже Андрею я не рассказывала о сыне. Собравшись, я заставила себя улыбнуться и произнесла непослушными губами:

— Моему сыну — девятнадцать, Анна Витальевна. Я прошу вас, не делайте поспешных выводов, ведь вы меня совсем не знаете…

Ничего не ответив, она холодно улыбнулась и поспешила на зов Андрея, который остановил для неё такси.

Андрей узнал мой настоящий возраст только в загсе. Там мне пришлось предъявить паспорт, и я с опаской ждала его реакции. Но Андрей только улыбнулся:

— Не верю я этим цифрам. Ты самая молодая и красивая, ты самая лучшая.

И я успокоилась. В конце концов, какая разница, что думает обо всём этом его мама и все окружающие. Главное Андрей меня любит.

Мой сын, кстати, отнёсся к моему замужеству вполне адекватно, даже узнав о нашей разнице в возрасте, лишь присвистнул:

— Ну, мам, ты даёшь! А вообще-то… Есть же возраст по паспорту, а есть — биологический, я читал. И к тому же ты очень красивая, мне все друзья об этом говорят.

Так мы и зажили с Андреем. Всё было хорошо, и меня уже почти перестали терзать мрачные мысли. Только вот его мама… Она никак не могла смириться с тем, что вместо молодой невестки, готовой рожать детей, сын привёл в семью сорокалетнюю женщину. В гости она приглашала только сына. Андрей всячески пытался сгладить ситуацию. Предлагал:

— А поехали вместе! Не выгонит же она нас. Поговорим, попьём чаю. Ну что же теперь делать? Привыкнет мама когда-нибудь, обязательно привыкнет.

Но я неизменно отказывалась и ни разу не ходила в гости к свекрови.

— А может, тебе ребёнка родить? — осенило однажды Люсю. — Она ведь из-за этого не может тебя принять, и я могу её, как мать, понять. Ей хочется внуков, хочется, чтобы у сына была полноценная семья. Тем более, он у неё единственный. А что, со здоровьем у тебя всё в порядке. Рожай, подруга!

— С ума сошла? — ужаснулась я. — Мне скоро сорок два!

— Так быстрее надо.

Придя домой, я задумалась. Андрею нужен ребёнок. Это совершенно точно. Сам он ни разу не упрекнул меня, и даже намёком не дал понять, что что-то в нашей жизни не так. Но я видела, какими завистливыми глазами провожает он молодых отцов с колясками, как играет с детьми своих друзей. Он будет хорошим отцом. Но вот смогу ли я? Поговорив с мужем откровенно, я поняла: Люся права. Я должна родить. Ну и что здесь такого? В сорок два сейчас многие рожают, и даже позже. На здоровье я никогда не жаловалась. Почему бы не рискнуть?

И я рискнула. Все девять месяцев Андрюша не позволял мне ничего делать, все домашние дела были на нём. Ближе к родам в нашем доме появилась его мама. Я сразу заметила, как изменилось её отношение ко мне.

— Вероника, не вставайте! — запричитала она, когда я приподнялась на диване. — Лежите-лежите… Вот, я тут привезла вам свежий суп овощной, курочку домашнюю. Может, вам что-нибудь купить?

Уходила она от нас, пробыв три часа. Мы вдоволь наговорились, вместе пообедали. Анна Витальевна рассказала мне о своей жизни, а напоследок попросила прощения:

— Никочка… Можно, я буду вас так называть? Не обижайтесь, поймите меня правильно, я так мечтала о счастье сына! Думала, женится на молоденькой девочке, родят мне внуков. Не сердитесь, Никочка. Я вижу, как вы его любите, и это главное.

У нас с Андрюшей родился сын. Назвали его Виталием, в честь дедушки Андрея. Мой муж приехал за мной в роддом на лимузине, с целым облаком воздушных шаров, морем цветов, одарил всех врачей и медсестёр подарками, откупорил на крыльце роддома шампанское. Словом, всё было как в кино о королевских особах.

Анна Витальевна не скрывала слёз радости. После того как нас с маленьким Виталиком привезли домой, она осторожно заглянула в лицо малышу и умилённо прошептала:

— Вылитый папа.

Анна Витальевна стала моей лучшей помощницей: она бросила работу, каждый день мчалась к нам и уговаривала меня:

— Никочка, ложись отдыхать, я погуляю с Виталиком, а потом обед сварю.

Правда, я старалась выходить погулять вместе с ней, хоть на час. Мы подолгу разговаривали, пока малыш сладко спал на свежем воздухе. Неожиданно мне понравилось с ней общаться, мы стали почти подругами.

— Ты молодец, Вероника! — Люся даже всхлипнула, когда я всё ей рассказала. — И почему я раньше тебе это не посоветовала? И свекровь у тебя замечательная, смотри, каких пирожков напекла.

Я улыбнулась, глядя в окно на Анну Витальевну с коляской. Да, мне очень повезло и с мужем, и со свекровью. И с подругой тоже.

ТекстВероника



Оставить комментарий:

Please enter your comment!
Please enter your name here

4 + два =