Иллюзия близости. Отношения в Интернете и в реальности

222
Иллюзия близости. Отношения в Интернете и в реальности


Долгое время под словом «отношения» подразумевались дружба и близкое знакомство, и только со второй половины XX века понятие стало включать все вариации романтической близости — вплоть до брака

Из категории, которую так и эдак склоняли философы и писатели, «отношения» превратились в поле деятельности психологов. При этом дружба как-то выпала из этой категории, потому что с появлением Интернета и соцсетей с ней тоже стало не всё так просто.

Если друг оказался вдруг…

Друзьями теперь считаются совершенно разные группы людей — от бывших одноклассников, с которыми не виделись лет двадцать и даже не особо дружили в школе, до реальных друзей, с которыми каждую пятницу встречаемся в кафе. А между ними — ещё «пятьдесят оттенков серого».

Дружба — одно из самых иллюзорных явлений соцсетей. Ещё до недавнего времени процесс дружественных отношений регулировался личной симпатией, привязанностью, общностью мыслей и интересов. Друзья могли ссориться, мириться, переставать общаться. Знакомым в особо сложных случаях отказывали от дома. Но, в общем и целом, этикет был достаточно простым. И всё это — в так называемую «до Facebook-эру».

Объединение мира в одном пространстве породило огромное количество вопросов, главный из которых — как вести себя в этой глобальной интернациональной деревне? Самым сложным стали отношения с виртуальными друзьями. Они теперь — мерило социальной успешности. Счёт шёл на сотни и тысячи, но довольно быстро выяснилось, что в ежедневной ленте идут новости всего от пары десятков, а реально интересны и того меньше. Число виртуальных френдов никоим образом не влияет на количество реально существующих человеческих отношений.

Фейсбук и спорт

Так, у людей с 500 френдами в Фейсбуке не больше 26 реальных связей, поддерживающихся постоянно, на 150 френдов таких связей будет уже не больше 12. Мы добавляем людей автоматически, Интернет-общение не приносит нам той же радости, что и личный контакт, потому Интернет-друзья без «развиртуализации» так и остаются «мёртвыми душами». Не включаемся в эмоциональное общение с ними, даже если регулярно ставим друг другу «лайки» под новостями. Максимальный размер активной социальной сети человека — 150 друзей и знакомых. Понятно, всё зависит от экстравертности конкретного индивида, но 150 — максимум.

Очень разнится поведение мужчин и женщин в социальных сетях. Мужчины воспринимают общение в Фейсбуке и на подобных сайтах как спорт, поэтому более эмоционально реагируют на новости и склонны выказывать большую симпатию своим френдам. Женщины предпочитают сильно дифференцировать своё общение в Интернете: с реальными друзьями — интимное, с виртуальными — более официальное, нейтральное.

Включение в список френдов стало своеобразным социальным маркером: ты меня добавил, значит, принимаешь. «Задружиться» означает своеобразное подтверждение взаимного интереса в реальности. Вычёркивание из списка друзей равнозначно старомодному отказу от дома — в современном мире более крайней меры показать человеку своё нерасположение уже просто не существует.

Свидание вслепую

«Отношениями» стали обозначаться все степени близости — от лёгкого виртуального флирта, когда в ежедневном чате обмениваетесь новостями, до собственно брака. Разговор, полный откровенных намёков, ни к чему конкретно не ведущий, хорошо ложится в концепцию поведения, которую мужчины раньше называли — крутить «динамо» и которое скорее не одобрялось мужской половиной. Однако в компьютерном виде оно устраивает и женщину, и мужчину — таким образом они повышают свою самооценку.

Беседа, где все немного переходят границы дозволенного, конечно, вряд ли могла бы состояться в другом формате. В большинстве случаев виртуальный флирт становится адреналиновым наркотиком для неуверенных в себе, тех, кому сложно даётся установление личного контакта. Он одновременно удовлетворяет потребность в безопасности, не требует решать проблемы с доверием близкому человеку. Сплошные выгоды.

Застряли на словах

Главная проблема общения в виртуальном пространстве — отсутствие невербальных знаков, которые в большинстве случаев передают нам до 80 процентов информации. Интонация, поза, жесты, взгляды — всё это теперь остаётся только в воображении собеседника.




А если он никогда тебя не видел? Или последний раз вы встречались на выпускном вечере в школе? Оба домысливаете «скрытый смысл» написанных сообщений в том ключе, который вам сейчас максимально близок. Именно с этим были связаны проблемы первых чатов, в которых особенно терялись девушки, привыкшие движением брови передавать больше, чем собственно словами. И если в реальной жизни за фразой «Ты такой милый» может крыться всё, что угодно — от поощрения до прямой угрозы, — то в написанном виде она становится гораздо однозначнее.

В своих словах мы довольно прямолинейны. Изящные словесные перепалки не для нашего века. Мы говорим и пишем без особого остроумия и тонкости. А значит, утратив возможность игры интонациями, лёгкий, ни к чему не обязывающий трёп буквально с первым обозначением гендерного интереса друг к другу переходит в весьма фривольную беседу, а следом — и в «отношения». Это одна из причин, по которой, благодаря Интернету, легко возникают романтические связи.

Не фотошоп

С точки зрения психологов, Интернет в отношениях взял на себя роль идеальной площадки для флирта: здесь мы гораздо смелее, чем в реальности, возможности для создания «маски» практически не ограничены — потому и легче идём на контакт. Из-за всего этого успешнее завязываются знакомства людей среднего возраста, в реальном мире уже практически потерявших надежду найти себе партнёра.

Однако эти же причины для многих становятся серьёзным буфером реальных отношений: создаём себе страницы с тщательно отобранными фотографиями и фактами биографии, а все сообщения о себе вписываются в некую легенду.

Как можно после этого встречаться вживую? На морозе, закутанными в три свитера и пуховик, похожими на снежную бабу с красным от холода носом? Это после всех тех тайских фотографий в купальнике и с томной улыбкой на лице? Ни за что!

К тому же появляется страх, будто в реальности сложно остаться столь же остроумным и начитанным собеседником — Википедия позволяет всё меньше надеяться на собственную память.

ТекстЕлена Калужская



Оставить комментарий:

Please enter your comment!
Please enter your name here

17 − 14 =